15.09.2023
392 просмотров
Елена Бахмутова, глава АФК: «Базовая ставка и доходность по ГЦБ позволяют зарабатывать не только банкам»

Опубликовано на сайте bes.media 14.09.2023

Ссылка на публикацию: https://bes.media/pogovorim-s/elena-bahmutova-glava-afk-bazovaya-stavka-i-dohodnost-po-gcb-pozvolyayut-zarabatyvat-ne-tolko-bankam-2526

Источник фото: пресс-служба АФК

Банки зарабатывают как могут, в том числе на государственных ценных бумагах, вкладывая триллионы тенге депозитов бизнесменов в госбумаги. Снижать ГЭСВ бессмысленно, нужен комплекс мер. Об этом в интервью BES.media рассказала глава Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова.

— Елена Леонидовна, начали ли вы с участниками АФК и регулятором обсуждать исполнение послания главы государства?

— Президент обозначил болевые точки, но они не новые и рассматривались ранее. На этой неделе у нас запланирована встреча с банкирами, где мы будем обсуждать, в том числе и поручения главы государства (беседа с BES.media состоялась до встречи банкиров, НБ РК и АРРФР — Авт.). Будут рассмотрены законодательные, регуляторные вопросы, а также возможность доступа к длинному фондированию со стороны банков и доступ к информации о заёмщиках из среды малого бизнеса. Ещё один большой вопрос – программа субсидирования и гарантирования. Хотелось бы, чтобы гарантирование было и в сфере сельского хозяйства, а оператором был бы фонд «Даму». Этот вопрос мы неоднократно поднимали из-за проблем, которые возникают при взаимодействии между банками и гарантами по сельским программам.

Остается и проблема недостатка субсидий, которые исчерпываются в самый пик кредитования – летом. Хотелось бы, чтобы при планировании бюджета, раз уж обещали субсидии бизнесу, чтобы эти средства планировались. Если же у государства нет возможности проводить эти программы, то их нужно останавливать для новых заёмщиков.

— В продолжении вопроса послания президента… Мажилисмен Аскар Садыков предложил, чтобы банки около 30% своего кредитного портфеля направляли на кредитование бизнеса. Возможно ли это?

— Президент неоднократно говорил о необходимости роста корпоративного кредитования. Но стоит помнить, что банки – это бизнес, и они у нас частные. Для примера, когда владелец открывает магазин, он сам решает, чем будет торговать в зависимости от спроса. То, что сейчас банки в основном сосредоточены на кредитовании физических лиц – отражение общего фона, спроса на кредиты и готовности финансировать с учетом уровня кредитного риска, который сегодня составляет 3-4% плюс маржа. Наверное, в убыток никто финансировать не будет. Сегодня для развития кредитования нужны и внешние условия: снижение инфляции, базовой ставки, заякоренные ожидания по инфляции и готовность корпоративных клиентов брать займы. Некоторые банкиры утверждают, что заемщики, которые хотят взять кредит, ждут, пока стабилизируется экономическая ситуация. Поэтому если у нас будет благоприятная среда для развития бизнеса, то, соответственно, и спрос со стороны бизнеса на кредиты будет.

Пока же, на мой взгляд, не нужно принимать поспешные решения, а необходимо оценивать долгосрочные результаты. Нельзя красиво и любыми путями, особенно административными, нарастить корпоративный портфель, который потом приведет к проблемам во всем секторе. И таких примеров в нашей истории много: бум на рынке жилья, кредитование аграриев. Мне кажется, это не являлось целью, и президент об этом не говорил.

Если пойдем по пути, как было, например, в Китае, где ввели требование, что четверть кредитного портфеля или 30% должно приходиться на корпоративное кредитование — это путь в никуда. Всё-таки такой рост должен происходить естественным путем: вслед за ростом спроса на кредиты со стороны бизнеса и банки будут активнее финансировать. Наша ситуация не сильно отличается от мировой. Недавно я смотрела активы зарубежных банков. Например, у Deutsche Bank доля кредитного портфеля сопоставима с нашими банками. Зарубежные игроки тоже довольно активны на рынке ценных бумаг.

Сейчас Нацбанку, регулятору, банкирам нужно определиться, что всё-таки нам нужно. Ну и самое главное, послушать сектор: если бизнесмены хотят получить кредиты под 6%, так мы никогда не договоримся. Под 6% нельзя получить заем, учитывая, что базовая ставка в стране 16,5%. И для ее снижения должны быть условия. Надеюсь, что они у нас уже присутствуют и постепенно ставка будет снижаться. Я думаю, Национальный банк в этом вопросе будет более динамичен.

Если говорить про крупные проекты, особенно инфраструктурные, где сейчас есть большая потребность в деньгах. Здесь коммерческие банки без институтов развития не справятся. Они могут предоставлять деньги, но определённые гарантии разделения риска должны быть с институтами развития. Этот вопрос мы продолжаем обсуждать с «Байтереком».

— Садыков назвал критикой послание главы государства в сторону банков. Согласны вы с этим?

— Критика – это нормально, как всегда конструктивно, она подстёгивает двигаться вперёд. Но я хочу добавить, для банков должна быть точно такая же уверенность как для любого бизнеса.

 

Богатые проводники цифровых услуг

— Сейчас многие страны обсуждают введение справедливого налога на сверхприбыль банков, некоторые уже ввели. Какова ваша позиция по этому поводу?

— Наша позиция еще в процессе. Во-первых, это нельзя назвать сверхприбылью. Если говорить о ROE (рентабельность собственного капитала) казахстанских банков, этот показатель не является экстремально высоким. По итогам прошлого года он составил чуть выше 30%.

Но не стоит сравнивать наши банки с традиционными европейскими финансовыми институтами, поскольку они на рынке платежных услуг занимают очень скромное положение, где доминируют финтех-компании. (В Европе, по данным ЕЦБ, совокупная годовая рентабельность капитала составила 7,68% в четвертом квартале 2022 года. – Авт.). В Казахстане, напротив, именно банки выступили проводниками цифровых услуг, поэтому их доходы отражают структуру их бизнеса. Поэтому уместно сравнивать их рентабельность не с классическими банками, а цифровыми банками из развивающихся стран.

Во-вторых, ROE по некоторым обрабатывающим сегментам выше, чем у банков. Но почему-то принято всегда обращать внимание именно на них. Считается, что это самый простой бизнес, но это далеко не так. Это очень капиталоёмкий бизнес. При чем, сейчас всё больше случаев, когда крупные акционеры банков отвечают не только деньгами, но иногда и свободой.

Если говорить о налоговой нагрузке в Казахстане, то она, по данным Всемирного банка, в целом сопоставима с международной нагрузкой. Но если считается, что подоходный налог в 20% — это мало для определённых сегментов, тогда нужно устанавливать прозрачный механизм налогообложения, а не досчитывать какие-то налоги.

В-третьих, такая базовая ставка и такая доходность по ГБЦ позволяют зарабатывать не только банкам, но и другим корпоративным клиентам. Но считается, что именно доходы банков от эмиссионных ценных бумаг являются так скажем не очень хорошими доходами. Было бы лучше, чтобы они получали эти доходы через кредитование. Хочу напомнить, что у нас были времена, когда кредитные портфели некоторых банков доходили до 85% от всех активов. Но был ли это устойчивый портфель, не знаю.

Сейчас около 8 триллионов тенге в банках – это остатки на текущих счетах и депозитах корпоративных клиентов. Если строго следовать Базелю (а именно LCR и NSFR), эти депозиты не могут быть направлены на корпоративное кредитование и должны размещаться в инструменты денежного рынка или ГЦБ.

LCR и NSFR – два показателя для определения насколько устойчивы банки в случае оттока вкладов: LCR – показатель ликвидных средств, за счет которых в случае шока банки смогут исполнять свои обязательства в течение месяца. NSFR оценивает сумму источников фондирования, которую банк сможет привлечь в течение года.

Но у нас такая структура экономики, что эти остатки значительные и мы должны как-то с этим жить. В Казахстане давно обсуждается, что эти показатели должны быть повышены до 100%. Однако регулятор все время отодвигает эту норму то на год, то на полгода. Сейчас ожидается, что ее введут в 2024 году. Эти деньги банки вкладывают в ГЦБ и не могут направить на кредитование, поскольку не понимают, когда регулятор скажет размещать их в ликвидные активы и выполнить нормативы LCR и NSFR. 

— Если все же введут налог на операции в государственные ценные бумаги, чем это грозит банкам?

— Сейчас от налогов освобождаются все операции с государственными ценными бумагами и нотами Нацбанка. Предложения есть разные: либо отменить освобождение от налогов для всех, либо сделать эксклюзивы и не освобождать только допустим банки. Что ждет банки? Это приведёт к тому, что они будут выплачивать больше налогов, а объем прибыли, который останется у них в распоряжении, будет меньше. Вот и всё.

Снизят ли банки вложения в госбумаги, большой вопрос. Потому что ноты НБ РК – это основной инструмент управления ликвидностью Нацбанка и влияния на инфляцию.

О том, направят ли банки эти деньги на корпоративные кредитование, я таких доводов от них не слышала. У них и сейчас есть ликвидные ресурсы. Просто нужно понимать, есть ли спрос на эти деньги со стороны бизнеса с точки зрения их стоимости?

 

Снижение ГЭСВ – бессмысленно?

— Елена Леонидовна, есть ли какие-нибудь новости по снижению ГЭСВ, о котором заявлял ранее регулятор?

— Я хотела бы напомнить, что у нас 60% потребительских кредитов – это рассрочка, то по нулевой ставке. И сейчас снижение ГЭСВ с 56% до 44% выглядит неким «косметическим» изменением.

Попытка установить ставку — это уже вмешательство в операционную деятельность банков. Как правило, это делается через мониторинг и прочие меры.

Я полагаю, что тема снижения ГЭСВ очень нашумевшая, её всегда интересно обсуждать. Но на самом деле это особого воздействия не окажет. Вероятно, после ее снижения у нас даже не будут оценивать, привело ли ее снижение к нужному результату.

Мне кажется более важным вопрос долговой нагрузки. Например, регулятор планирует запретить выдавать кредиты лицам, у которых есть просрочка свыше 90 дней. Это более действенная мера. Если вы хотите воздействовать на рынок, нужно вводить комплекс мер в зависимости от выявленных рисков, которые должны быть четко определены и подтверждены статистикой.

На каком этапе сегодня этот вопрос? Мы по-прежнему обсуждаем формулу, по которой считается ГЭСВ, потому что часть информации для участников рынка не раскрыта. И мы хотим убедиться, что она должным образом раскрыта, поэтому это пока ещё всё в процессе. Завершение, наверное, будет.

— Зачем тогда обсуждать эту тему, если она не приведет к изменениям?

— Это просто одна из тем. Возможно, когда снизится базовая ставка, эта тема поутихнет. Это вопрос ценообразования. Да короткие кредиты дорогие. Неважно выдаете вы 20 тысяч или 2 млн – большой разницы нет, потому что затраты те же самые, поэтому это нужно просто учитывать.

последние новости
19.04.2024
Эскалация напряженности на Ближнем Востоке толкает нефть вверх, а рынок акций вниз
Увеличение спроса также наблюдается на традиционные активы-убежища – доллар США и золото
18.04.2024
Нефтяные котировки потеряли около 3% на фоне роста запасов сырья в США
Нефтетрейдеры опасаются потенциального снижения спроса на нефть в США
17.04.2024
Профицит торгового баланса РК по итогам января-февраля 2024 года составил 4 млрд долларов
Улучшение торгового баланса оказывает значимую поддержку курсу нацвалюты
17.04.2024
Капитализация фондового рынка выросла до 31 трлн тенге
Аналитический центр АФК представляет вашему вниманию обзор рынка ценных бумаг Казахстана за 1 квартал 2024 года.
16.04.2024
Снижение процентных ставок в США может быть отложено на следующий год
Американская экономика остается неожиданно сильной, несмотря на высокие ставки в системе
15.04.2024
Нефть может перевалить за отметку в 100 долларов за баррель при эскалации конфликта на Ближнем Востоке
Напомним, что на поставки сырья через Ормузский пролив приходится около пятой части мирового предложения нефти