12.12.2021
20 просмотров
Кризисный опыт и перспективы развития финансового сектора Казахстана

Опубликовано в специальном докладе журнала «Эксперт» - «Центральная Азия: 30 лет независимости» (декабрь 2021 г.)

Ссылка на публикацию: https://e-cis.info/upload/iblock/635/635ed08f747c0b7d66b28bf6cca32398.pdf

Чистка 1990-х, кризисы нулевых, вызовы десятых и «зеленые» перспективы последующих десятилетий: об истории и будущем финансового сектора Казахстана в интервью «Эксперту» рассказывала Елена Бахмутова, председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана.

— Как бы вы описали основные факторы становления и развития финансового сектора Казахстана, что придало устойчивость этому сектору?

— Мы находимся в преддверии 30-летия независимости Казахстана, вместе с которой началось зарождение рыночных отношений и становление финансового сектора страны. Он развивался как часть экономики, в каких-то случаях выступая локомотивом рыночных преобразований. Если разделить по вехам, то, наверное, можно выделить становление сектора в 1990-е, когда началось накопление капитала, появилось множество кредитных организаций в лице коммерческих банков. К середине 1990-х годов стало понятно, что не все из них выживут и готовы функционировать в регулируемом пространстве, понадобилась масштабная чистка от несостоятельных игроков. Законодательство о банках, страховании, рынке ценных бумаг было уже принято, причем в его основе лежали международные стандарты. Отличие казахстанского финансового сектора в том, что с самого начала он базировался на частном капитале. Где-то к концу 1990-х финсектор в основном состоялся в том виде, в котором мы его имеем сегодня. Финансовые организации в форме АО принадлежат частным собственникам, в государственной собственности находятся только институты развития и отдельные инфраструктурные организации.

Благодаря структурным преобразованиям, проведенным с середины1990-х в том числе и в финансовом секторе, экономика страны начала бурно развиваться. Финсектор активно привлекал внешнее фондирование, частная накопительная система выступила катализатором развития долгового рынка капитала. В силу вовлеченности финансового рынка Казахстана в международные рынки капитала кризис 2007–2009 годов затронул и нашу экономику. Отечественные банки привлекали займы на внешних рынках, размещая средства не только внутри, но и за пределами Казахстана. По прошествии лет можно сказать, что из этого кризиса были извлечены хорошие уроки и сектор прошел кризисную закалку.

— Что это был за кризисный опыт?

— Финансовый сектор находился в эйфории непрерывного роста, ког-да внезапно наступил международный финансовый кризис. Ситуация для экономики Казахстана, банков и их заемщиков резко изменилась. Если раньше регуляторные требования и риск-менеджмент воспринимались с теоретических позиций, то впоследствии потери стали реальностью. Стресс-тестирование, система управления рисками и корпоративное управление, а также наличие подушки безопасности стали заботой не только регуляторов, но также и собственников, и менеджмента финансовых организаций. Эти уроки оказались очень полезными для будущего.

Подушка безопасности в виде Национального фонда позволила достаточно быстро выйти из кризиса, поддержав банки, жилищное строительство и МСБ. Экономика вернулась к росту, но память о том, что кризис наступает внезапно, осталась.

И сегодняшние кризисные явления, которые начались не с экономических явлений, а с искусственных ограничений в связи с пандемией, наш финансовый сектор встретил гораздо более подготовленным. Еще и потому, что буквально перед наступлением пандемии в 2019 году была проведена внешняя оценка качества активов банковского сектора. Она была сделана по примеру Европейского центрального банка с привлечением международных консультантов и международных аудиторских компаний. Было получено независимое суждение, что в целом финансовый сектор и в первую очередь банки имеют достаточный запас прочности, чтобы преодолеть кризисные явления.

Эта оценка прямо подтвердилась в момент пандемии, когда банки оказались основными проводниками программ правительства по поддержке населения и заемщиков для того, чтобы они пережили сложные времена локдаунов, когда рабочие места потеряны, бизнес потерял свою выручку ему необходимы отсрочки по кредитам, дальнейшие формы реструктуризации займов. Все финансовые организации очень быстро мобилизовались, несмотря на то что работали удаленно, как и все остальные. Тем не менее они смогли в считаные дни переформатировать внутренние процессы и оказывать услуги практически в удаленном формате, онлайн. Такая подготовленность дала свои результаты.

И теперь, когда мы постепенно возвращаемся к нормальной жизнедеятельности, а бизнес начинает работать, здоровье банковского сектора не вызывает вопросов. В целом и доходность, и запас капитала, и сами андеррайтинговые практики наших финансовых организаций достаточно осмотрительны и не провоцируют каких-либо серьезных проблем, «пузырей» на рынке. Мне кажется, что на протяжении этого времени были извлечены правильные уроки, проведена работа над ошибками и осталась, как сейчас любят говорить, «клеточная память» в отношении кризиса.

— И протестированная платформа для инноваций?

— Безусловно, глобальные тренды, связанные с цифровизацией, он-лайном, появлением новых продуктов, следованием за клиентом, — все это реализовано в Казахстане. Сейчас можно сказать, что ожидания в целом благоприятны. Конечно, мы надеемся, что никаких серьезных локдаунов уже не будет. Естественно, нас, как и всех, тревожит очень высокая инфляция, которая сейчас свойственна всем странам, и это уже стало международной проблемой. С этим нужно что-то делать, но это то, что нам всем следует преодолеть.

А в целом, учитывая достаточно благоприятные прогнозы роста экономики и набирающие скорость реформы, направленные на диверсификацию экономики, принятие десяти национальных проектов по наиболее важным направлениям развития Казахстана, — можно сказать, что все это способствует спросу на инвестиции и на кредиты. И наш финансовый рынок, и банки, и профучастники должны быть готовы обслужить этот спрос на инвестиции и на заемный капитал, который есть у компаний.

— Насколько серьезно пришлось чистить финансовый сектор? Была ли такая серьезная чистка, как в России?

— В 1990-х как раз был период активной чистки, и она была масштабной по тем временам. Затем сформировалось небольшое количество банков, несколько десятков. Но затем пошла либерализация, и у нас появились микрофинансовые организации, которые не регулировались. А потом, буквально в течение последних двух лет, этот микрофинансовый сектор снова попал под регулирование, сначала под учетную регистрацию, потом под лицензирование и ужался в три раза. У нас это тоже было.

Что касается банков, то там мы избавлялись от несостоятельных участников. К этому наши потребители привыкли. У нас некоторые банки уходили с рынка, потому что их покупали другие банки. Некоторые по причине того, что у них отзывалась лицензия и они шли на ликвидацию. Это случается время от времени. Целью внешней оценки качества активов было убедить и самих себя (поскольку надо получить независимое суждение), и клиентов в том, что сегодня каких-либо подводных камней и скрытых проблемных активов на балансах наших банков уже нет. Если есть, то вот те, у кого они есть, и вот те меры, которые требуются от акционеров, чтобы войти в нормальное положение и продолжать устойчивую деятельность.

В значительной мере рынок избавился от слабых игроков, в 2019 году была проведена масштабная внешняя оценка активов банковского сектора по методике ЕЦБ с привлечением экспертов с международным опытом. Это позволило укрепить доверие к банкам, выявить отдельные слабости в банковской практике и регулировании. Основные инструменты поддержки бизнеса и населения в периоды пандемии были реализованы через частный банковский сектор. Как только пандемия несколько отступила, регулятор вместе с банками возобновил работу по устранению выявленных недочетов.

Банки, так же, как и любой другой бизнес, могут обанкротиться. Важно минимизировать потери клиентов без необоснованных расходов денег налогоплательщиков. В первую очередь это система гарантирования депозитов физических лиц, а для клиентов из числа юридических лиц это осмотрительный выбор банка-партнера и, конечно, система регулирования и надзора.

— Идет дискуссия об эффектах для банковского сектора от входа Казахстана в ВТО. Некоторые говорят о рисках, некоторые говорят о возможностях. Вы как оцениваете?

— Я считаю, что это возможности. Конкуренция в конечном счете всегда выгодна клиентам. И если есть вероятность прихода филиалов крупных банков, страховых компаний, которые привнесут свои практики, новые технологии, инструменты, в конце концов, свои инвестиции, то это нужно только приветствовать. Наши участники рынка привыкли к жесткой конкуренции, тем более с запасом знаний о местных клиентах и их предпочтениях, в отличие от новых игроков, приходящих на рынок в условиях ВТО.

Правда, пока нельзя сказать, что много желающих. Вполне возможно, что как только мир вернется в прежнее русло или научится жить в новой реальности, мы увидим приход новых игроков.

— Какие итоги работы МФЦА вы бы отметили на сегодняшний день?

— Развитие МФЦА, естественно, не было прямолинейным. Первоначальная идея появилась еще в 2015 году. Однако цены на нефть резко упали в 2015–2016 годах, что оказало негативное влияние на экономику Казахстана и потребовало определенного вмешательства со стороны государства. В какой-то мере это скорректировало планы развития МФЦА.

Также на МФЦА запущен ряд проектов в сфере цифровизации, финансовых технологий. Можно сказать, что МФЦА выступает регуляторной песочницей для инновационных продуктов. Реализовать такие начинания в рамках обычного законодательства теоретически возможно, но опыт показал, что в рамках МФЦА сделать это проще.

последние новости
21.01.2022
Страховые компании Казахстана гарантируют исполнение договоров, упростили рассмотрение страховых случаев
Ассоциация финансистов Казахстана сообщает, что казахстанские страховые компании гарантируют соблюдение условий заключенных договоров страхования.
21.01.2022
Госсекретарь США и глава МИД России сегодня проведут встречу в Женеве
В преддверии встречи геополитическое давление на рубль возрастает
20.01.2022
Nasdaq потерял 10% от ноябрьского пика
Основное давление на рынок оказывают укрепившиеся ожидания по ужесточению монетарной политики Федрезервом
19.01.2022
На российском фондовом рынке продолжаются распродажи: индекс Мосбиржи упал во вторник на 6,5%
Такая динамика преимущественно обусловлена негативным геополитическим фоном и общим ухудшением риск-аппетита на мировых рынках
18.01.2022
Нефть Brent обновила максимум за последние 7 лет на фоне дестабилизации на Ближнем Востоке
Рекордные цены на нефть поддерживают курс нацвалюты: с утра вторника тенге продолжает ревальвационную динамику
17.01.2022
Казахстанские банки участвуют в восстановлении экономики после массовых беспорядков
Казахстанские банки второго уровня принимают активное участие в восстановлении жизнедеятельности в городах и населенных пунктах, пострадавших в результате массовых беспорядков 5–6 января. В дополнение к отмене пени и штрафов за просрочку в погашении задолженности по займам в период чрезвычайного положения, ряд банков выделили материальную помощь для пострадавших предпринимателей и населения.